Чем лечат психологи

Меня иногда спрашивают, чем работает психолог, какой у нас есть инструментарий. Что помогает нам работать с клиентами, выдерживать их печали, горе, агрессию, страхи, вину, стыд, отчаяние и многие другие состояния и чувства.

У меня для вас два ответа: простой и не очень. Простой – у нас есть достаточное количество инструментария. Инструментарий зависит от школы. У гештальт-терапевтов, как и у представителей иных школ, множество различных техник, которые позволяют нам показать клиенту и помочь ему справиться с его сложностями. За пять лет обучения нас учили работать с различными «прерываниями контакта», то есть теми сложностями, с которыми сталкивается клиент. Сложный ответ звучит очень просто, как ни странно. С самого начала нам говорили, что терапевт «работает собой». И это самый мощный инструмент, который у нас есть. Мы работаем собой. Тем, кто мы есть и какие мы есть. Мы, как и остальные люди грустим, радуемся и горюем, мы боимся, отчаиваемся, винимся и стыдимся. Мы влюбляемся, бываем счастливы и чувствуем жизнь очень остро. И ещё терапевты очень устойчивы. Это обретается на личной терапии. И именно поэтому я считаю личную терапию на начальных этапах обязательной для любого психолога, независимо от школы. Именно поэтому мы можем выдерживать гнев и агрессию клиента, его грусть и горе, его стыд и вину. Выдерживать и служить опорой, учить искать свою опору и выстаивать. Выстаивать, когда стыдно и челюсти сводит как ты не хочешь о чём-то говорить. Устоять, когда страшно до судорог тела и найти в себе силы признаться в своём страхе. Не свалиться, когда агрессия хлещет горлом и не вывалить её на тех, кто рядом, а научиться со всем этим жить. Быть настоящим, чувствовать и признавать свои чувства.
Вся наша работа проста и сложна в одном. Нам нужно быть собой. Реагировать на человека напротив себя, прислушиваясь к своим настоящим реакциям. Ложь люди чувствуют. Лично для меня неимоверно сложно быть растерянным и бессильным. И очень трудно говорить клиенту, что я растерян и не знаю, что ему сказать. Что мне сложно с его ситуацией. Не сказать: «Я вас понимаю» и кивнуть головой, а признаться, что я ничего не понимаю, что трудно и страшно вместе с ним. Но я устойчив, и мы пойдём дальше.

Это и есть терапия. Это и есть то, что творит чудо. И тогда клиент видит новые возможности, учится сам быть устойчивым, живым, настоящим. Клиенты, пережившие насилие, видят, что есть люди, не применяющие насилие при общении с ними. Клиенты, боящиеся осуждения, видят, что не все их осуждают и что можно говорить о себе, своей ситуации.
Это как раз та работа, которая идёт сессия за сессией, встреча за встречей и меняет жизнь.
Ну и, конечно, у меня есть большой инструментарий от принципа «здесь и сейчас» до известного многим «пустого стула».